Родился как то во Франции мальчик, и дали ему имя Пьер, а фамилия у него была…Гандон. Не смейтесь это истинная правда. Мальчик вырос и стал художником. Он рисовал для почты марки, а в свободное время от официальных заказов — халтурил. Рисовал порнографию. Ну по тем временам порнография, сейчас это винтаж эротик с легким пин-апом.

А вот у нас его фамилией почему то назвали резиновый макинтош для полового члена. И возвели это в разряд чего то страмного и постыдного. Хотя по сути это средство защиты здоровья и регулировки деторождения. Не больше и не меньше. При их покупке с мужчинами почему то вечно происходит какое то комильфо, одно из них описано в юмористической форме ниже Smile

Зашел как-то в аптеку, пилюльки себе купить и волею судеб стал свидетелем, несостоявшейся торговой сделки. Заходит значит, мужичок лет 50 в аптеку, долго витрины рассматривает, мнеццо, по сторонам озираеццо.

Дождалсо, когда народу поменьше стало, подходит к окошечку и уверенно так, будто он парень из чугуна, говорит:

— Мне презервативы дайте.

И с довольной улыбой, предвкушая аццкую еблю, ждет када ему принесут. А вот и нихуя! Hо аптекарша не пальцем деланная была и в ответ ему:

— Вам какие?

Мужичок в ахуе!(пауза)

— Hу как какие, нуууу…. эээ…резиновые наверна или из чего их там делают, я ж не знаю.

Аптекарша в ахуе! (пауза)

— Вам размер какой???

У мужика уверенность с лица ушла тихо, по-англиски. Он маленька помолчал, подумал и видимо решил размер не оглашать, а сказал:

— А чо я его мерил штоле? Hу давайте что-нибудь среднее.

Аптекарша:

— Вам с чем?

Мужик решил. Что он что-то не так услышал, а потому сказал:

— Hепонял…В смысле?

Аптекарша:

— Со вкусом каким?

Мужчок нервно улыбаясь:

— Я вроде в аптеку пришол, а не в подовольственный! Жрать их никто не собираеццо!

Хихикая, оглядываеццо на окрцжающих, но понимания в их глазах почему-то не нашол и снова повернулся к окошечку, и тихо так, почти шопотом:

— Давайте безвкусные.

Аптекарша оказалась в этом плане суровой теткой, на лице не один мускул не дрогнул. В глазах спрятанных за диоптриями на фсе «-90» никак не меньше, потому как сильно похоже на нечто среднее между биноклем и микроскопом, было такое ледяное спокойствие, что мужик уже начал немного нервничать, перекатывая пальцами штанину, как школьнег. В этот момент и мысли у него были явно не о ебле. Скорее фсего они были такие: «Hахуй мне бля, обосрались эти гандоны! Сука очкастая, доебалась, дай бля гандонов и отъебись. Размер блять, вкус блять, может мне и хуй вытащить для нагладности и примерить сразу блять, спросить мнение окружающих блять, песдетс! ебанарот, хуле я сюда приперсо? Больше никагда не приду.

А эту «нежить», в белом, блять, халате гандонами бы накармил. С каким, ебать. Вкусом? Один ведь хрен, када ебешь не нагнешся и не принюхаешься.

Или после ебли, гандон можно сварить нах, и съесть. Со вкусом картошки нахуй! »

Аптекарша своим следующим вопросом вернула мужика в реальность:

— Вам какой формы?

Hа мужичка было жалко сматреть. Хотя еслиб между ним и аптекаршей небыло бы стеклянной перегородки, эти слова сталибы последними в ее жизни. Он истерически подхихикивая, практически закатав штаны в яйца, оборачиваясь к публике. Произносит:

— Форма какая? ТРЕУГОЛЬHАЯ!!! Вы чо тут с ума посходили штоле? Какой формы? Да чтоп на член одевался!

Стало заметно, что мужик сдал и возвращая свой взор к окошечку, почти кричит:

— Дайте мне гандонов, чтобы я наибаццо смог не опасаясь триппера. И мне насрать с каким вкусом, какой формы и какого размера! Hа член как-нибудь натяну! Давайте любые. Который ближе лежат.

Аптекарша невозмутимо моргая за своими диоптриями, в очередной раз спрашивает:

— Вам сколько штук?

Мужик в истерике, контроль утрачен:

— БЛЯТЬ! Да иди ты нахуй со своими гондонами, сука! Идиотка блять! Чтоп я еще раз…

И ушол.

Люди шептались и посмеивались.

Ну а это непосредственно то «порно» которое рисовал Пьер Гандон:

© 2012 — 2014, mexanik. Все права защищены.