DOCTOR WHOУ большинства людей при слове «бабушка» вспоминается пожилая благообразная женщина с добрыми глазами и тарелкой вкусных пирогов в руках. Ну так это я вам хочу сказать не про меня. Мне в этом плане «крупно повезло». Их было две. Одна по папашке — садистка с верой в коммунистическое счастье для всего человечества, а вторая по мамане —  сексуальная маньячка с хроническим алкоголизмом.

Начнем с первой. Звали ее Маруся, если быть точным то Мария Моисеевна, и далеко не дева Мария — богородица, и даже просто не дева… Зато что касается Моисея то тут что то было, она любого могла завести и свести с ума, катушек и трезвой памяти.

Родом она была не то с Елизаветовки не то с еще какого Зажопья  приАзовья. В подробности она никогда не вдавалась, но по шушуканьям соседок можно было понять что до войны у нее был муж который уйдя на фронт ВОВ был сразу же забыт, документы утеряны а бабка самоходом мигрировала в Черниговские села где успешно и переждала войну подживая то с полицейскими то с кем придется а то и складывая разваленные печки селянам за кусок хлеба. Профессия у нее была не женская — каменщик. Там ее и встретил отставной солдат артиллерист — Андрей Григорьевич, мой дед. Но я почему то подозреваю что скорее она встретила его, после чего была незамедлительная свадьба и легализация жены фронтовика. Любви там не было. Не потому что бабка не любила деда, она в принципе не знала что такое любовь. В груди у нее бился вместо сердца — кирпич, который она сперла на стройке. Естественно красный как и все в коммунистическое время.

Дед как фронтовик устроился работать ментом. Им выделили комнату в коммунальной квартире в одноэтажном деревянном доме бывшего владельца конфетной фабрики. Естественно без всяких удобств и с сортиром во дворе. И все бы наверное как то устаканилось, так как молодого перспективного работника милиции ждала отдельная квартира, уже был выписан ордер, если бы не досадная неприятность. Дед и сотоварищи напились и по пьяни кого то задавили. Насмерть. Телегой. Да да. Не машиной а телегой. Естественно ни о какой квартире речь больше не шла, деда выперли с работы и он устроился на новую работу. И куда бы вы думали мог устроиться бывший мент? Санитаром в дурдом. Сутки на трое, да еще в качестве бонуса все что не съедалось больными в столовой забиралось домой и шло на корм скоту. Бабка держала свиней, коз, курей, уток, и кролей.

кот кирпичЭто все держалось в сараях во дворе. Представляете коммунальную квартиру с общим двором в котором развернулась моя бабка? Я думаю что нет. Борьба за жизненное пространство шла буквально на сантиметры. Были выкорчеваны все деревья, натыканы сараи, разбиты грядки. Отхапана была большая часть двора. И боже упаси если хотя бы кто то идя по дорожке оступился и наступил на пол шага на копаное… Проще было сразу самому выкопать себе могилу и под Паки Паки херувимы в ней же и умереть. Все кругом были врагами. Начиная от евреев соседей и заканчивая соседскими кошками. На крыльце лежала стопка половинок так любимых бабкой красных кирпичей которыми она с меткостью ворошиловского стрелка поражала собак и кошек забегавших во двор. Оглушенных котов она любила взять за задние ноги и приложить головой об столб со всего маху. Мясо кошек мелко порубанное топором шло на корм курам, а шкурки вперемешку с кроличьими продавались на базаре. Помню бабка меня учила чтобы точно попасть в кошку нужно кирпич бросать приблизительно на пол метра вперед в то место куда направленно туловище кошки. Уж не знаю каким образом кошки чувствуют момент броска но они не оглядываясь срываются с места и попадают как раз на то место куда летит кирпич. Поверьте — промахов практически не было.

Среди помидоров и огурцов на грядках стояли капканы в которые периодически попадали голуби. Дед их ел сам. Говорил что вкусно. Естественно шла война с соседками за общественную уборную. Квартир в дому было 5 а секций в туалете три. Так вот та которая закрывалась на висячий замок была наша. Бабка была вообще скорая на расправу и безжалостной ко всем. Когда с соседней комнаты по расширению съехали жильцы Бронштейны, через 20 минут после того как за ними захлопнулась дверь, бабка проломила стену в соседнюю комнату, выломанная входная дверь была вставлена в пролом, вход замурован кирпичом, зашит досками, доски покрашены, крыльцо было разрушено, земля под ним вскопанная и на то место посажен куст крыжовника. Когда на следующий день пришли работники ЖЭКа они вообще не вкурили где и что было, зато была бабка стоящая в дверях с топором и кричащая о раненом муже фронтовике и ихних трупах на пороге если они заберут у нее комнату. Так Мария Моисеевна сделала нашу квартирку двухкомнатной, отдельной и не коммунальной.

РазвалиныА еще в ее врагинях числилась старая еврейка из 2 квартиры — баба Этя. Все ее преступление заключалось в том что в конце огорода моей бабки находился сарай бабы Эти, который выступал рогом на пол метра в огород бабки. Бедную еврейку и обливали среди ночи помоями при походе ее в сортир, и били ей окна, ничего не помогало.  И вот как то раз около часа ночи дед Андрей пришел домой и стал выклянчивать у бабки бутылку самогонки, ибо они резались с мужем бабы Эти в карты и потиху бухали пока Этя была на ночной смене. Уж не знаю каким макаром но в их компашу навязалась моя бабка и напоив мужа Эти до беспамятства внушила ему что выиграла у него сарай. А в сарае были живые гуси. Еврейка Этя уж сильно полюбляла гусятинку. В три часа ночи гульбище закончилась. Но не для моего деда и Марии Мойсеевны. В ночной мгле они до утра разбирали сарай. Притом на мелкие досточки и гвоздики. Предварительно всем гусям были свернуты бошки. Ранним утром в огороде вспыхнул костер. В его отблесках бабка как ведьма смалила гусей, ну не пропадать же выигранному добру. По приходу с работы Этя устроила десять кар египетских своему благоверному но что сделано то сделано. Таким образом бабка выровняла участок под своим огородом.

А еще были ночные покосы тюльпанов с клумб соседки Березенки из 4 квартиры, также бабка мне мыла голову исключительно стиральным порошком Лотос, поругавшись со своим сыном — моим папашей, она заложила его в райком и военкомат с требованием забрать его на ликвидацию аварии на ЧАЭС, она же научила меня воровать конфеты в универсамах и много еще чего и смешного и печального и ужасного. Но знаете может это и странно но я любил бабу Марусю, хотя ровно половину того времени я ее одновременно и ненавидел.бабка огород

© 2015 — 2017, mexanik. Все права защищены.